Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Виктор Дорохин - загадка и легенда российской эстрады
 
(ГЛАВА II. Начало в ?22)

Любовь Воропаева:


 
  
 
- Расставшись с Катей Семеневой, мы задумали создать новую эстрадную звезду, но уже на профессиональной, контрактной основе, в чем опять-таки были первыми в нашей стране.

Выбор пал на Женю Белоусова, мальчика из Курска, который в то время работал в составе группы "Интеграл" у Бари Алибасова и по разным причинам очень тяготился своим положением. Однажды он явился к нам и сказал:

"Все, ушел из "Интеграла". Теперь я ваш". Мы сочинили песню "Алушта", чтобы попробовать его вокальный диапазон. Для советской эстрады это очень редкая песня (в смысле тональности). Она решена в мажоре. Хотелось создать светлое, счастливое настроение праздника. Симптоматично, что практически все русские и советские песни, за исключением разве что "Гимна Советского Союза", написаны в миноре. Таков, видимо, наш склад души...

Песня "прозвучала", а вслед за ней пошла и "Девочка моя синеглазая", тем самым вызвав к жизни наш коммерческий проект. Он интересен тем что мы создали музыкально-сценический имидж Жени Белоусова, сотворили из него звезду в соотношении 50 х 50% доходов от концертной деятельности. Решили по-дружески, не мудрствуя, хотя сегодня это кажется смешным...

Со временем на нашем музыкальном рынке возникли и другие перекосы - некая суперзвезда имела лишь 10% от своих концертов, все остальное шло продюсеру. Тусовка догадается, о ком идет речь. Короче говоря, за год наш подопечный завоевал звание "певца года". Это сделали "Девочка моя синеглазая", "Ночное такси", "Маленькая лгунья", "Такое короткое лето" - целая серия. Контракт вступил в силу, и мы начали первыми в стране получать прибыль от своей работы. Следом за нами, буквально "в затылок" двинулись по этой "невспаханной целине" Игорь Крутой с Александром Серовым.

- Еще одна пара "продюсер - певец"... Неужели исполнитель не способен сам справляться со своими делами?
 
  
 


- Отвечу так: если бы не наши песни, организаторская деятельность, а главное вкус, никаких звезд не было бы! Даже имен бы их никто не знал! Мы - авторы, продюсеры - создаем им репертуар, учим петь и двигаться, а иногда и говорить, одеваем, красим, снимаем на телевидении, в полном смысле "нянчимся", устраиваем им быт... Поверьте, это каторжный труд. Пусть тот, кто считает не так, сам создаст такой проект, какой создали мы! Вся страна "стояла на ушах" от Жени Белоусова, когда он "работал" по 2-3 стадиона в день! Кроме того, мы с Виктором Дорохиным гордимся, что проторили путь другим талантливым людям, ощутившим в себе продюсерскую жилку... Известный ныне Юрий Айзеншпис когда-то начинал у нас администратором...

- Чем же закончился ваш союз с Белоусовым?

- Ничем. Как и с Катей Семеновой. Женя совершенно забыл, что такое артист, ради чего он выходит к зрителю... Нам стало с ним неинтересно двигаться дальше. Мы предложили ему новый путь, своеобразный "остротанцевальный" стиль... Не захотел. Или не смог... Хотя Виктор бился за него до последнего...

- Что соединило вас с Виктором Дорохиным?

- Любовь, любовь!.. Потом уже - песни! Хотя мы с ним принадлежали к диаметрально противоположным социальным слоям. Я родилась в семье потомственных московских интеллигентов. Воспитывалась, как было принято до революции, не в "садике", а дома. Знаю английский с 3 лет, русскую литературу - от бабушки. Потом спецшкола, Институт иностранных языков. Бабушка была попросту волшебницей, устраивала нам, детям, домашние кукольные спектакли, учила сочинять к ним сценарии... Короче говоря, занималась исключительно мной одной. Затем студенческая богема, вся московская элита была у моих ног... Не допускала над собой никакого "мужского управления". Виктор совершенно "переродил", "перевернул" меня. Любовь Воропаева стала очень домашней, ручной и, как шутят мои подруги, "абсолютной декабристкой". Он для меня - все! А вырос, в отличие от некоторых, не в "тепличных" условиях. Родился в подмосковном городке, жил с мамой в женском бараке, а она с утра до вечера вкалывала на заводе. Сам "прошел" через завод. Полюбил музыку, поступил в музыкальное училище, причем мама узнала об этом последней... Стал известным джаз-меном. Лауреат многих джазовых фестивалей... Настоящий "селф мейд мен" - человек, сам себя сотворивший, хозяин своей судьбы. Имеет высочайший уровень культуры, эрудиции. Блестящий знаток литературы. Когда мы после свадьбы съехались, ахнули - книги в новой "общей" библиотеке оказались в двух экземплярах, как в зеркальном повторении. Одна к одной! Значит, близкие по духу люди! Так и стоят до сих пор... Виктор учился всю жизнь и до сих пор учится. Единственное, на что я его "искусила", как истинная Ева, - это начать самому сочинять песни! Все остальное - он сам. Замечательна в этом смысле история с музыкальным компьютером. Тогда у нас в стране о подобных вещах и слыхом не слыхали! Такое началось! Но Виктор и здесь оказался "на коне"...

Владислав Чеботарев