Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Смерть на продажу
 
Благотворительные концерты памяти Жени Белоусова принесли милионные барыши дельцам шоу-бизнеса.


 
  
 
После безвременной кончины певца было организовано несколько больших благотворительных концертов, посвященных его памяти. Один из них состоялся 10 сентября 1997 года на родине певца, в Курске. Съехалось туда невиданное количество звезд - свыше 100 человек, среди них Юрий ЛОЗА, Вадим КАЗАЧЕНКО, Женя ОСИН, Наталья ГУЛЬКИНА, Лариса ЧЕРНИКОВА, группы "Божья коровка", "Восток", "Балаган Лимитед": Артисты, как принято в подобных случаях, выступали совершенно бесплатно. Все расходы по доставке, приему многочисленных гостей взяли на себя курские власти во главе с губернатором Александром Руцким. Это позволило установить чисто символическую - всего 30 рублей! - цену на билеты и заполнить стадион "Трудовые резервы" практически до отказа. По сведениям из различных источников, в общей сложности удалось продать не то 10, не то все 12 тысяч билетов. Несложные подсчеты показывают, что сбор от концерта в таком случае должен составить как минимум 300 миллионов рублей. Эти деньги организаторы обещали передать семье Жени Белоусова для сооружения памятника на его могиле...

Памятник заказан, но не оплачен.
 
  
 


С тех пор о памятнике Белоусову никто больше не вспоминал. Что же стало с собранными деньгами? Может, их оказалось недостаточно, чтобы заказать достойное надгробие? С этими вопросами мы обратились к родственникам покойного певца.

- Нет, памятник еще не сделали, - рассказала первая супруга Жени Лена БЕЛОУСОВА. - В принципе он уже заказан, но у нас не хватает средств, чтобы его оплатить. Что же касается концерта в Курске, то, насколько мне известно, там вообще никаких денег не собрали. Во всяком случае, нам оттуда ничего не поступало. Как мне объяснил бывший Женин директор Валерий Муленков, курская администрация, обещавшая взять на себя финансирование концерта, в последний момент отказалась, и все собранные средства ушли на аренду и прочие расходы. Фактически семья вынуждена ставить памятник за свой счет. Положение у нас очень тяжелое, но будем сами искать недостающие деньги.

Артисты пели бесплатно


Что же это за расходы, "сожравшие" весь доход от продажи билетов? Мы попытались выяснить это у участников концерта.

Юрий ЛОЗА, как и Белоусов, играл когда-то в легендарном алибасовском "Интеграле".

- Последний раз я с ним виделся у Алибасова, - вспоминал г-н Лоза. - В то время Женя был уже очень плох, но все равно ударял с Бари Каримовичем по коньячку. Они еще надо мной смеялись из-за того, что я соблюдал пост. А через полтора месяца Жени не стало. Врач ему прямо говорил: "Будешь пить - сдохнешь". В последнее время он довел себя до ужасного состояния. Ему язык рукой вытаскивали - он заваливался внутрь. Нельзя пить постоянно, как это делал он. Одно дело - когда ты "физикой" пережигаешь все это: скажем, бежишь с утра на тренировку... А он по утрам похмелялся и снова продолжал пить.

- Что же касается концерта в Курске, то его результаты мне неизвестны, но, думаю, отдача от него была. Во всяком случае я, как и все артисты, работал бесплатно. Нам оплачивали только проезд и питание. Помню, еще сказали, что концерт покажут по телевидению. Действительно, там работала съемочная бригада. Полагаю, затраты на это были немалые. Но организован концерт был из рук вон плохо. С полудня до глубокой ночи лил дождь. Погода, казалось, возненавидела это мероприятие. Такого ливня я в своей жизни не помню. Он смыл буквально все. В конце концов под тяжестью скопившейся, воды рухнула бутафорская крыша над сценой. После этого выходить на сцену стало страшно, потому что могло замкнуть провода и попросту убить током. Ведущий прятался от дождя где-то в кустах. В командирской палатке, где мы гримировались, было по колено воды, и народ там пил водку практически без закуски. Правда, потом в ресторане закатили шикарный банкет, но на него пришли примерно 15-20 человек из 140. Все остальные сразу после выступления уехали.

Кормили вонючими бутербродами.
 
  
 


Тему плохой организации концерта и всевозможных неудобств с первой же минуты разговора подхватила и Лариса ЧЕРНИКОВА:

- Мало того, что лил дождь! Артистов вместо обещанных комфортабельных номеров поселили в жутких условиях. Меня и мой балет из пяти человек запихнули в одну комнату. Спасибо, ребята ушли ночевать к своим знакомым. Кормили так: на стадионе поставили большую солдатскую палатку и выставили в ней угощение, состоявшее в основном из спиртного. Я совсем не пью, хотелось что-нибудь съесть. Но из еды нашлись только бутерброды с сыром и паштетом, которые ужасно воняли. Пришлось питаться за свои деньги. Я ехала с большим воодушевлением, ведь, как и Женя, я родилась в Курске. И хотя знакомы были только по местным выступлениям, сразу же согласилась участвовать в этом концерте.

Однако сказать, кто именно пригласил ее в Курск, г-жа Черникова затруднилась. И лишь с помощью своей мамы Татьяны Ивановны смогла извлечь из памяти фамилии неких Карпова и Муленкова, вроде бы звонивших ей по этому поводу. Кто это такие, певица не имела ни малейшего понятия.

Помянули водкой в поезде


Зато г-н Карпов оказался очень хорошо известен руководителю группы "Божья коровка" Владимиру ВОЛЕНКО.

- С Белоусовым-то мы вообще не были знакомы, - признался г-н Воленко. - Участвовать в концерте памяти Жени нас уговорил бывший администратор Каролины Сергей Карпов, который хорошо знал и Белоусова, и меня. Мероприятие получилось мощное, фундаментальное, народу пришло много. Соответственно и деньги собрали немалые. Карпов сам всем говорил, что они считали выручку и остались очень довольны. Дальнейшей судьбы этих денег я, конечно, не знаю. Могу предположить, что не все ушли, на организационные расходы. Гостиница, поезд и прочие услуги были далеко не высшего качества, думаю, это обошлось организаторам в копейки. А нашему директору Игорю Шухману они даже остались должны 70 тысяч рублей, которые он на обратном пути заплатил за постельное белье в поезде. При таком отношении не удивительно, что на заключительном банкете не было почти никого из артистов. Событие обставили так, что все посчитали нужным быстрее рвануть на вокзал. Обратных билетов оказалось меньше, чем нужно, и нас с трудом запихнули в поезд. Если бы нас по-человечески пригласили, мы бы остались на банкет. Разве в кайф садиться с пустыми карманами в поезд, покупать у проводницы за свой счет какую-то ужасную водку и нажираться с Николаем Трубачом, закусывая купленными у той же проводницы, плавлеными сырками: А что еще оставалось делать? Надо же было помянуть Женю:

Администратор все отрицал


Из рассказов артистов складывалось впечатление, что организаторы сильно на всем экономили. Может, артисты просто не знали каких-то подробностей? Мы обратились за разъяснениями к бывшему директору Каролины Сергею КАРПОВУ.

Услышав, по какому поводу его беспокоят, г-н Карпов постарался побыстрее от нас отделаться:

- Я нее в курсе дела. Могу только сказать, что памятник заказан и стоит бешеных денег. Кто этим занимается и оплачивает, не представляю. Передавались ли родственникам Белоусова какие-то деньги после концерта в Курске, мне тоже неизвестно. Я здесь ни при чем. Я не был директором этой программы, а работал всего лишь главным администратором. Когда концерт памяти Белоусова проводился в Москве, денежными вопросами занимался его бывший директор Муленков. В Курске же все это делалось совместно с местной мэрией. А кто конкретно был ответственным, я толком и не знаю. Но только не я. Честное слово.

Фантастическая неосведомленность главного администратора концерта о его финансовых результатах, безусловно, выглядела подозрительно. Особенно если учесть, что он сам рассказывал артистам, как подсчитывал выручку. С другой стороны, к дальнейшей судьбе денег г-н Карпов и впрямь мог не иметь отношения.

Какой жене верить?


После подсчета денег у Карпова их мог забрать кто-то другой. Например, упомянутый Леной Белоусовой Валерий МУЛЕНКОВ. Может быть, он знает, почему с курского концерта на памятник Белоусову не поступило ни копейки?

- Не беспокойтесь, с памятником все в порядке, - заверил нас г-н Муленков. - Его установят 28 мая, а 2 июня, в годовщину смерти, состоится торжественное открытие. Сделать это раньше было невозможно. Сразу после похорон памятники ставить не принято - считается, что душа умершего еще с нами и нельзя закрывать ее плитой. А зимой их не ставят по техническим причинам. Как только земля начнет оттаивать, на могилу положат шпалы, зальют цементом, сделают "шапку", а уж потом начнут потихоньку устанавливать памятник. Его вес около полутора тонн. Внизу - большая плита два на два с половиной метра. На ней будут установлены два гранитных камня На одном из них предполагается выбить четыре строчки поэта Саши Шаганова, посвященные Жене. Что же касается источников финансирования, то Лена Белоусова, видимо, неправильно вас информировала. Средства на памятник в Курске и не собирались. Вот с московского концерта и впрямь собрали небольшую сумму. Все, чего не хватает, мы теперь добываем сами. Женя мечтал отметить свое 33-летие на родине. Эту идею мы и решили воплотить. Привезли в Курск из Москвы самое дорогое оборудование, самый дорогой свет, привезли звук на 100 киловатт и даже сцену. Всего в концерте участвовали 40 коллективов - надо было доставить, разместить и накормить 220 человек. Билеты делали мизерные - ценой по 30 тысяч. А не по 100, и не по 150 тысяч: мы принципиально не хотели на этом наживаться.

Лена Белоусова просто не знает всех дел. Она вообще не имеет к установке памятника никакого отношения. Все обращаются к ней, потому что она была единственной законной супругой Жени. На самом деле они разошлись четыре года назад. У Лены осталась от него дочка. Была еще у Жени гражданская жена Оксана, которая работала клавишницей в нашем коллективе и родила от него сына Романа. Вот она активно помогает во всем, что мы делаем в память о Жене. Она одна из всех близких ему людей участвует в подготовке концерта, который мы хотим сделать на год в Государственном центральном концертном зале "Россия". А Лена Савина, которая называет себя последней женой и заявляет о намерении продолжить дело Жени на эстраде, официально не была его супругой. Хотя, если говорить откровенно, она с ним и не жила. Последняя его девушка. Кстати, сейчас живет в Америке

Слова г-на Муленкова вроде бы все и прояснили. Однако, с трудом верилось, что никто из участников концерта, даже главный администратор Карпов, не знал, что собирать средства на памятник в Курске и не предполагалось. А рассказ Муленкова о масштабе понесенных им затрат подозрительно расходился со свидетельствами артистов - даже количество привезенных в Курск людей, по его версии, оказалось чуть ли не вдвое больше. Наконец, если в Москве денег собрали совсем немного, а в Курске не собирали вовсе, то откуда же взялись средства на сооружение надгробия весом в полторы тонны?

Все расходы оплатили куряне


Чтобы развеять возникшие сомнения, мы позвонили в Курск и попытались разыскать тех, кто помогал Валерию Муленкову организовывать концерт. В областной администрации к телефону подошла руководитель аппарата Светлана Дмитриевна РЯЗАНЦЕВА:

- Мы принимали участие в организации этого концерта. И финансировали его. Этим занимался лично председатель комитета Сергей Павлович Лактионов. Но он сейчас у нас не работает:

Секретарь департамента культуры городской администрации Анна Ивановна СЫСОЕВА сообщила нам следующее: - Проживание, питание, транспорт, установка сцены, охрана общественного порядка - все это оплачивалось за наш счет. Заместитель председателя департамента по делам молодежи говорил, что им на этот концерт выделялось 60 миллионов. А сколько всего затратила денег городская администрация, мне не известно.

Директор стадиона Ирина Юрьевна Колышкина мероприятие помнит хорошо:

- Организаторы концерта у нас ничего не арендовали. Мы предоставили им стадион бесплатно, весь персонал работал бесплатно. Правда, администрация выделила нам 78 миллионов, но не только за этот концерт, а за все выступления, которые у нас проводила. Эта сумма, конечно, не покрывает всех затрат на содержание стадиона. Но все наши хлопоты стоили того: концерт получился просто замечательный. Несмотря на проливной дождь, никто не ушел. А зрителей собралось тысяч 20 - при том, что на стадионе всего 12 тысяч посадочных мест. Люди стояли вокруг поля, вокруг ограждений, в проходах:

Вместо послесловия:


Вопреки утверждениям г-на Муленкова концерт в Курске, видимо, все-таки принес большую прибыль. Если верить директору стадиона, сбор от продажи билетов составил даже более того, что мы предполагали, - около 600 миллионов рублей: Чью мошну они набили, без прямых доказательств сказать не беремся. Впрочем, главное, наверное, не это. Главное, чтобы все-таки поставили памятник Жене Белоусову. Лишь бы только его открытие 2 июня не превратилось в очередное коммерческое шоу:

Михаил Филимонов, Мила Подъяблонская
"Экспресс-газета" март 1998 года.