Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Девчонки Жени Белоусова
 
ЕЩЕ ГОД НАЗАД его имя вызывало в музыкальном мире оценки занятные: от насмешек до восхищения бешеным успехом. Шлягер 'Девочка моя синеглазая' мурлыкали миллионы, причем многие даже против своей воли - слишком уж 'доставучий' мотивчик. О Жене писали газеты, давая забавные оценки: от интеллектуального молодого человека, увлеченного классической музыкой и трудами Гейне, до вруна-шарлатана, уменьшавшего свой возраст и скрывавшего истинное семейное положение (причем обе статьи были опубликованы в одной газете - 'Комсомольской правде').

Нынче все как-то стихло. И уже не волнует меломанов и меломанок вопрос: женат ли Женя! И его новые песни хоть и продолжают входить в хит-парады, но не главенствуют, не сводят с ума публику. Да, он ко всему прочему расстался с Виктором Дорохиным и Любовью Воропаевой, композитором и поэтессой, которые не просто написали для него все хиты, а 'вытащили' Женю в звезды. В общем, все некстати, все не слава богу.

А ведь ему еще жить да жить, петь да петь. Что сам-то артист думает, почувствовал ли 'откат' популярности? Что скажет после того, как 'Юбилейный' в Питере на концерте Жени Белоусом и наполовину-то не был заполнен!

- Женя, где же Дорохин, Воропаева, ваши крестные?


- Мы разошлись. Теперь они занимаются своим делом. Это случилось в ноябре 90-го. Контракт наш закончился, мы собрались и решили, что продолжать его не имеет смысла. Они решили заниматься новым делом, я тоже решил попробовать себя немножко в ином имидже.

- А все-таки: инициатива исходила от вас или от них?

- Трудно сказать:

- От вас, наверное, - рискнул предположить я.

- Ну да, от меня - подтвердил Женя. - Мы и сейчас в прекрасных отношениях - часто видимся, встречаемся. О6ычно подобные вещи сопровождаются какими-то жуткими скандалами, громким разделом имущества, но на сей счет мне как-то нечем порадовать прессу.

- Я был удивлен: на концерте не прозвучала ни 'Девочка моя синеглазая', ни 'Ночное такси', ни другие ваши супер-шлягеры. По-моему, тут дело пошло на принцип! Ну, как это можно!

- Нет, никакой "принципиальности" я не проявил. Этим песням уже три года, и многие люди, наоборот, сетуют: 'Ой, опять эти песни', хотят услышать что-то новое. Зачем возвращаться к пройденному.

- А если Дорохин с Воропаевой предложат вам свою новую песню, вы ее не возьмете?

- Почему? Возьму.

- Для меня, конечно, это странная ситуация, несмотря на все доводы. Вы так нежно дружили, так любили друг друга - и нате...

- А, по-моему, ничего удивительного: любовь - любовью, а работа - работой.

- Неужели они претендовали на какую-то слишком большую долю в вашем проекте!

- Да нет! Зря у вас какие-то подозрения.

- Но все об этом говорят.

- Ну, конечно, будут говорить о деньгах - это же все так понятно. Многие больше всего на свете любят обсуждать чужие склоки. Но теперь это меня уже не слишком волнует, потому что у меня новый композитор - Игорь Матвиенко, новый этап.

- Кто кого нашел: вы - Матвиенко или он - вас!

- Игорь еще года два назад хотел 'отбить'' меня у Дорохина. А теперь, когда
мы разошлись, я сам позвонил Матвиенко, и мы сразу же обо всем договорились.

- С кем легче работать?

- Сейчас на меня свалилось больше за6от. Матвиенко только пишет песни, у него же свое дело - группа 'Любэ', он там весь, а мне просто помогает, отдает свои песни, и мне уже приходится самому крутиться, заниматься студиями, эфиром...

- Нового 'папы', стало быть, у вас не появилось!

- Нет, теперь я занимаюсь сам собой. Так были сделаны песни 'Девчонка-девчоночка', 'Алешка'. В концерте, кстати, пою и свои песни - 'Карина', 'Старенькая улица':

- Женя, вас не смущает, что в зале на этот раз , прямо скажем, немного народа!

- Конечно, смущает, но это - не моя вина, это вина моего директора. Мы ехали с артистами от гостиницы 'Пулковская' до 'Юбилейного' - я не мог найти афиши наших концертов. Даже поспорил со своими ребятами на сто рублей: может, кто увидит по пути хоть одну мою афишу? Никто этих денег не заработал, так что слава Богу, что собралось хоть столько народа - при такой плохой рекламе, такой организации концертов. Мне, естественно, очень неприятно, и виновные в этой истории ответят за это.

- Женя, ладно, не будем о грустном: Скажите-ка лучше: за минувший год 'независимости' Белоусов, которому теперь приходится все на себе тащить, хоть похудел!

- Пока я потолстел.

- Вы решили в Москве вопрос со своим жильем?

- По-прежнему снимаю, мыкаюсь по квартирам. Хотел купить квартиру, но оказалось, это не так просто - столько препятствий, к тому же я вечно в разъездах.

- Вы по-прежнему даете много концертов!

- Во всяком случае, не меньше, чем раньше.

- Женя, а английский, как обещали, вы выучили?

- Нет, все некогда, хотя надо бы - чем дальше, тем больше ощущается потребность в знании не только одного великого и могучего.

- Любовь Воропаева, помню, говорила мне, что она знает, как Жене покорить Запад, обещала - погодите, мы еще себя покажем!

- Я сейчас западом не занимаюсь. Bоропаева и Дорохин - сильные менеджеры, они вполне способны добиваться любых целей. Но теперь я один.

- А реально ли вообще советскому поп-артисту добиться хоть какого-то резонанса на Западе?

- Теоретически - да, но, пожалуй, только теоретически. Практически же это не удобно. Нужен менеджер - причем не наш, а западный, который вложил бы в рекламу не один миллион, чтобы тебя крутили no MTV чтобы писали во всех газетах, чтобы подготовить имя, а потом уже делать гастроли. Я не хочу ехать так, как выезжает большинство наших артистов - на мизерные суточные, за котлету работать. Лучше уж здесь заработать достаточное количество рублей, поменять их у фарцовщиков на доллары и поехать туда просто отдыхать, получить удовольствие, а не выступать в залах при двадцати - тридцати зрителях или для жующей ресторанной публике.

- Женя, вокруг вашего имени еще не давно существовало большое количество легенд. Их, по-моему, весьма искусно изобретала Любовь Воропаева. Существовала, к примеру, такая легенда, что Женя не пробовал ни капли спиртного... Об этом часто писали газеты.

- Конечно, пробовал, и не одну каплю. Сейчас абсолютно не пью. Даже не знаю - почему? Одно время я запил очень крепко, ежедневно - был у меня какой-то моральный упадок. Пил все подряд - то, что можно купить на гастролях. А потом - отпустило. Сейчас нахожу в трезвом образе жизни какое-то удовольствие, а если и позволю себе что-то - так кружечку пива.

- Теперь нужно за йогу приниматься...

- Нет, всему есть предел.

- Я смотрю, вы курите, и весьма интенсивно.

- Это - да...

- Не мешает вокалу?

- Как только почувствую, что это вредит - сразу же брошу. Даже если голова будет болеть, - брошу, уж не говоря о голосе. Пока же, мне кажется, опасаться нужно другого: чем мы питаемся, чем дышим - это куда вредней, чем американская сигарета. У меня перед глазами живой пример - мой дедушка, которому восемьдесят шесть лет, он всю жизнь курил, но живет в деревне, на свежем воздухе, питается с огорода и чувствует себя прекрасно. До сих пор - подвижный человек, лодки строгает... Я никак не могу сказать, что никотин укоротил ему жизнь. И в то же время средняя продолжительность жизни в городах - уже чуть ли не пятьдесят лет.

- Женя, а как быть с тем самым сакраментальным вопросом: "Женат ли Женя?"

- Нет, так и не женился. Я человек, сомневающийся в этом вопросе. С одной стороны, артисту тяжело быть семейным человеком - разъезды, гастроли, вечная крутежка. С другой стороны, чего у нас нет, того нам и не хватает. Вот и мне хочется какого-то семейного уюта, очага, чтобы ты приехал и ждал тебя любимый человек. У меня за этот год были какие-то девчонки, я влюблялся, но при мысли, что мне придется на одной из них жениться, мне становилось как-то не по себе. Я все-таки к этому не готов морально. Были молодые, озорные, были и те, что постарше. У меня был интересный роман с одной очень известной женщиной, но я не хотел бы сейчас об этом говорить, потому что наврежу этому человеку. Может быть, когда-нибудь попозже... Там были интересные подробности, я до сих пор как вспоминаю, так хватаюсь за голову: ой, что ж я творил...

- Женя, если нe секрет: что вы делаете сегодня вечером, после концерта!

- Буду играть в 'Пулковской' в игральные автоматы - на валюту.

- Вы везучий!

- Пока вроде везет - сегодня днем выиграл сто долларов. Я человек азартный, люблю все, что способно этот азарт пробудить, - рыбалку, 'одноруких бандитов', гонки на автомобилях:

- У вас, что же, их несколько!

- Да, две машины - 'Хонда' и 'Опель'. Для разных целей - на небольшой 'Хонде' мотаюсь по Москве, она юркая, удобная для 'пробок', а 'Опель' - более шикарная, вместительная, пригодится, когда собирается много народа,

- И всюду обходитесь без шоферов!

- Да, только сам за рулем.

- Приедете ли вы еще когда-нибудь в Питер после этого не самого пафосного турне?

- Я приеду, но уже подготовлюсь во всем - не буду надеяться на людей, которые вешали мне лапшу о том, что по городу висит афиш больше тысячи; множество плакатов, что по телевидению мои клипы крутят каждый час... Нет, в следующие гастроли я буду все контролировать лично, пошлю своих людей. Буду выступать с хорошим светом, с хорошей аппаратурой. Все-таки Питер - это не глубинка, где на одном заборе написали 'Женя Белоусов' и битковые аншлаги.

- А ведь мощные рекламные кампании - это еще и показатель силы, популярности самого артиста, показатель того, как он относится к своему имени, сколько готов вложить...

- Да о чем вы говорите! Мне переводили журналы из жизни западных звезд, и меня интересовало - как готовятся гастроли. Разница громадная! Вo-первых, они не живут за счет концертов. Живое выступление - это, прежде всего для престижа. Они живут на деньги с пластинок, с рекламы (с того, что их изображение, к примеру, печатают на пластинках). А советский артист? У меня очень мало времени заниматься творчеством - все гастроли, поездки... Вот я читал про концерты Тины Тернер в Финляндии - рекламная кампания началась за полгода, а она давала всего два концерта. Шумиха была: в какой магазин ни войдешь - везде висят афиши, телевидение день и ночь крутит. Даже если ты не хочешь - все равно пойдешь.

- Женя, но кто мешает вам остановиться, не спешить, вложить деньги в рекламу? Сейчас ведь и в нашем шоу-бизнесе активно, раскручивается тема выпуска 'кооперативных' пластинок, которые продаются no 10 -25 рублей, и большая часть этих денег идет самому исполнителю... Вам и карты в руки - пока есть имя, есть популярность.

- Есть и у меня такие предложения, но опять же - основной вал денег получает не исполнитель, потому что себестоимость такой кооперативной пластинки мне обойдется в десять рублей. Это по сколько же надо ее продать?! И не каждый человек сможет позволить себе купить пластинку за пятнадцать рублей. А тут еще и налоги руки вывернут... В общем, пока не спешу этим заниматься.

- Женя, вы телевизор смотрите?

- В последний год почти перестал. Смотрю только те программы, где сам пою, - интересуюсь, как же меня наснимали.

- Вы никогда не касались политики, но вдруг на концерте, предваряя свою новую песню 'Алешка', рассказали на полном серьезе историю о том, что вам министерство культуры запретило петь эту мелодию с названием 'Мишка', имея в виду иронию по поводу Президента. Честно говоря, я не поверил этому сюжету. Вся эта история показалась мне выдуманной. Ну кто будет ceйчас этими запретами заниматься!

- Это, конечно, шутка - про министерство. Никто мне запретить не может, но, тем не менее, вначале эта песня писалась действительно про Мишку, а потом уже мы просто подумали: да тут найдут намек, которого нет... А там еще и есть слова бедовые: 'Поплатишься, Алешка, светлой головой'. И мы решили изменить имя героя. Я все-таки не певец перестройки и даже если бы песня как-то срезонировала на новой политической волне, то все равно мне не нужна такая популярность. То, что я задаю, - откровенно коммерческая музыка. Но музыка для народа, и ее тоже можно делать по-разному: Плохо, так себе, хорошо...

- Женя, вскоре после вас на этой же сцене будет выступать один рок-музыкант, который, как рассказывают, в компаниях ругает почем зря свою же подростковую публику. Но куда деваться, если на него ходит именно эта публика... У вас ведь тоже в зале - девочки-девчоночки двенадцати-пятнадцати лет... Как вы с ними общаетесь, как к ним относитесь! Никогда не встают волосы дыбом: кто идет на концерт!

- Нет, ведь мои песни однозначно настроены на определенную аудиторию. Поэтому ничего страшного в своей публике не нахожу. Наоборот, благодарен ей. И пусть есть с фанами сложности: звонят, ломятся в гостиницу, не дают отдохнуть, но все равно с этим надо мириться, я же сам сознательно хотел, чтобы так было. А с другой стороны (может быть, фраза прозвучит немножко эгоистично), я люблю их любовь к себе. А сколько она продлится? Об этом я даже говорить боюсь.
Хорошо бы еще лет десять.

Михаил САДЧИКОВ Людмилы КУДИНОВОЙ
Газета "Смена" - 1991 год